Планы Эрдогана: Отвод «Нового Шелкового пути» от России и перехват инициативы в Средней Азии

В последние годы одним из главных мировых трендов стала откровенно реваншистская политика бывших империй. Так, например, Россия вернула Крым, воюет в Сирии, помогает Венесуэле, мечтает о зарубежной военной базе на Красном море.

Иран, несмотря на отчаянное сопротивление Израиля, пододвигает свою военную инфраструктуру поближе к его границам, помогает йеменским хуситам против Саудовской Аравии. Япония грезит о возвращении «северных территорий» и переоснащает свои вертолетоносцы в авианосцы. Китай прокладывает «Новый Шелковый путь» в Европу и штампует боевые корабли. Великобритания строит уже второй авианосец, обосновывается при помощи Украины на Черном море и направляет свои военные корабли «прощупать» готовность Москвы оборонять границы Крыма. Но далеко позади себя их всех оставила Турция, выстраивающая «Османскую империю-2».

Анкара взяла максимум от своего уникального географического положения между Европой и Азией, от членства в блоке НАТО и от 4-летнего периода изоляционизма США во время президентства Дональда Трампа. Турция идет одновременно по двум направлениям, не ограничиваясь лишь прежним ареалом Великой Порты. С одной стороны, турецкая армия и протурецкие боевики уже фактически отжали и контролируют часть территории Сирии и Ливии. Закрепившись там, они смогут получить эффективные рычаги влияния на ситуацию на Ближнем Востоке и на Севере Африки. Создав марионеточное квазигосударство в Идлибе, Анкара сможет оказывать давление на официальный Дамаск.

 

Из Ливии туркам открывается дорога в Египет, где еще сильны позиции радикальных исламистских группировок, и во «французскую» Африку. Также турецкий военный флот демонстрирует готовность силой отстаивать претензии Анкары на греческие острова в Средиземном море. С другой стороны, Турция также зашла в откровенно «чужой огород». Продвигая идею «Великого Турана», Анкара пытается собрать вокруг себя надгосударственное объединение всех тюркоязычных стран Центральной Азии вдоль перспективного торгового пути из Китая в Европу.

 

Под прицелом «султана» Реджэпа оказались все наши бывшие советские среднеазиатские республики, и определенных успехов на этом направлении он уже смог добиться. Азербайджан превратился не то в верного союзника, не то в «полувассала», а взамен его «сюзерен» помог всего за полтора месяца разгромить армян в Нагорном Карабахе, принеся Баку фантастический военный успех и лавры победителя. Получив сухопутный коридор через территорию Армении, Анкара обеспечить себе надежный выход на Каспий и дальше в Среднюю Азию.

Понятное дело, что такая агрессивная и откровенно экспансионистская внешняя политика Турции вызывает резкое неприятие у всех ее соседей и многих стран, ранее входивших в Османскую империю. Стать вассалом Анкары почему-то мало кому улыбается. Президент Эрдоган перешел дорогу даже своим союзникам по НАТО Греции и Франции, а с коллегой Эмманюэлем Макроном у него дошло до личностного конфликта.

 

В Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе Анкара выступает постоянным оппонентом Москвы. Турки даже на Израиль начали «батон крошить», публично и в резкой форме высказавшись в поддержку третируемых им палестинцев. «Султан» перешел дорогу даже Соединенным Штатам, приняв решение закупить у России ЗРК С-400, несмотря на возражения американцев. Ко всему прочему, в Сирии турки жестко «кошмарят» курдов, которые считаются главными союзниками США в регионе. Вот и спрашивается, а почему Вашингтон все это терпит? Почему не добьется исключения Турции из НАТО, почему не начнет финансировать и открыто поддерживать оппозицию Эрдогана?

Наверное, потому, что геополитические амбиции и выходки «султана», несмотря на их неоосманский имперский окрас, в целом, пока идут в рамках логики «гегемона» по его борьбе с основными противниками в лице России и Китая, а также Ирана.

Во-первых, интеграционный проект «Великого Турана» выводит среднеазиатские республики из сферы влияния Москвы в турецкую. В перспективе возможно создание некое объединенной «Армии Великого Турана», которая объективно будет направлена против России в ее южном подбрюшье. Позиции и авторитет России в Закавказье после поражения Еревана резко ослабли. Разгром Армении в Нагорном Карабахе продемонстрировал, что Баку считает именно Анкару, а не Москву своим основным союзником, и что дружить с Турцией выгодно. Да, Азербайджан не входит в НАТО, но ее главный союзник в этом антироссийском военном блоке состоит. А друг моего врага – это, увы, тоже враг. В случае осуществления планов «султана» относительно создания «Великого Турана» вся наша бывшая Средняя Азия может опосредованно оказаться в стане Североатлантического альянса.

Во-вторых, президент Эрдоган намерен развивать Средний коридор «Нового Шелкового пути» из Китая в обход нашей страны, что также ведет к ослаблению ее экономического потенциала на руку США. Казалось бы, зато это выгодно Китаю, но это не совсем так. Турция вкладывает огромные средства в свою инфраструктуру для того, чтобы стать основным «окном Пекина в Средиземноморье». Но эти масштабные инвестиции потребуют гарантированного возврата. Например, начато строительства канала Стамбул, который очевидно будет платным, как и строящиеся мосты через Босфор, и т.д. Отвертеться от платных услуг Анкары КНР будет непросто, поскольку турки целенаправленно распространяют свое влияние в Центральной Азии, а там рукой подать до Синьцзян-Уйгурского автономного района, где преобладает мусульманское население, не слишком лояльное центральной власти. «Султан» протягивает Пекину одну руку с дружбой, а во второй будет держать нож, который в любой момент можно вонзить в спину партнеру.

В-третьих, сильная Турция с неоосманским проектом нужна США для сдерживания еще одной бывшей империи, Персидской. Как известно, в северных регионах Ирана проживает значительное количество этнических азербайджанцев, которым интересны пантюркистские идеи президента Эрдогана.

В-четвертых, в определенной степени Турция может выступать в качестве противовеса Израиля, который проводит жесткую национальную политику в отношении палестинцев. «Султан» уже публично высказался на эту тему, и Анкара имеет шансы стать новым центром мусульманского объединения против еврейского государства.

В-пятых, Турция, которую так и не пустили за порог Европейского союза, объективно выступает теперь в качестве его оппонента. Президент Эрдоган демонстративно показал всем, что может заставить постоять лидеров ЕС. У него в руках имеется эффективный рычаг давления на Брюссель в виде «вентиля» на потоке мигрантов из стран Ближнего Востока. Если у него все получится в Ливии, то к нему добавится еще и североафриканский поток, идущий через эту страну.

Наконец, турецкая армия, вторая по силе в блоке НАТО, судя по всему, может начать воевать «по доверенности». Так, США сейчас стремительно выводят свои силы из Афганистана, но Анкара намекнула, что может там задержаться:

Если нас попросят не уходить из Афганистана и оказать там помощь, тогда важно понимать, какую дипломатическую, логистическую и финансовую поддержку от США в важных для нас областях мы получим.

Действительно, между Турцией и Афганистаном имеется взаимопонимание, и Кабул явно был бы не против, чтобы турецкие военные взяли под свой контроль центральные и северные районы, где проживает тюркоязычное население. В противном случае их займет «Талибан» или иные запрещенные в РФ террористические группировки.

Вот сочетанием этих факторов и обусловлено особенное положение современной Турции, чем беззастенчиво пользуется «султан» Реджэп.

Автор: Сергей Маржецкий