«Битва титанов»: китайские госкорпорации против американских ТНК

«Торговая война» между Соединенными Штатами Америки и Китаем с ее возней в области введения все новых пошлин, сравнении экспорта и импорта, взаимными обвинениями в неконкурентных действиях и тому подобными вещами, на самом деле является лишь самой верхушкой громадного и мрачного айсберга, притаившегося в глубинах мировой экономики и геополитики.

В действительности сейчас человечество стало свидетелем столкновения двух совершенно разных систем, в котором сугубо хозяйственные вопросы намертво переплелись не просто с политикой, а, скорее даже, с выбором дальнейшего пути цивилизационного развития.

Сегодняшнее противостояние двух мировых держав стала, по сути дела, первой открытой схваткой, в которой сошлись модель «классического» западного (или рыночного, называйте, как хотите) капитализма и та, которую избрал для себя развивающийся невиданными темпами, исповедующий совершенно иные правила и законы коммунистический Китай. Нечто подобное происходило немногим менее столетия назад, когда Запад с ужасом взирал на фантастический рывок экономики Советского Союза, но это совсем другая история…

 

Безусловно, назвать Поднебесную страной с социалистическими общественными и хозяйственными отношениями нельзя ни в коем случае. Дедушка Маркс, увидев, что происходит в этом государстве, где у власти находятся коммунисты, пожалуй от досады скушал бы рукопись собственного «Капитала», да еще и закусил бы с горя «Манифестом коммунистической партии». Не о том они с Энгельсом мечтали…

По сути дела, экономика Китая представляет из себя ничто иное, как государственный капитализм, однако с весьма специфичными деталями. Вот эти-то самые детали, доводящие до белого каления Вашингтон, и превратились в последнее время в основной предмет переговоров между странами, став при этом непреодолимой преградой для достижения соглашения между ними.

 

США требуют от Пекина прекратить «порочную практику» структурной поддержки собственных промышленных и инновационных гигантов, приводящую к созданию мегакорпораций, по сути дела, являющихся жестко подконтрольными государству и имеющих огромные преимущества в конкурентной борьбе с любыми иностранными соперниками. Однако, руководство Поднебесной никогда в жизни не пойдет на выполнение именно этого требования! Ведь именно в этой системе и заключается секрет прорывного роста экономики Кита и ее все усиливающегося доминирования на мировых рынках.

Суть «китайского метода» не так и проста, как может показаться на первый взгляд. В нем задействовано великое множество факторов, среди которых льготное кредитование, прямые государственные субсидии, жесткий протекционизм в отношении отечественных предприятий на внутреннем рынке являются самыми очевидными, но вовсе не самыми главными. В конце концов каждая страна старается поддерживать отечественного производителя, вот только не у всех это получается.

 

Одной из главных составляющих сверхуспешной китайской экономической модели является очень своеобразное структурирование тамошних компаний. Фактически все они представляют из себя холдинги, имеющие жесткую «вертикаль». На вершине ее находится головная неакционерная компания, основной ролью которой как раз и является осуществление государственного контроля над деятельностью всех предприятий, входящих в достаточно разветвленную вроде бы коммерческую структуру. Для этих целей создаются специальные комиссии с весьма широкими полномочиями.

Вот эта самая головная (или, если хотите «материнская») компания и является на самом деле истинным владельцем не только наиболее значимых активов всего комплекса подконтрольных предприятий, но и акций дочерних фирм, число которых может быть значительным. И, что самое главное – она совершенно недоступна не то что для приобретения, или, тем более, поглощения любым иностранным капиталом, а даже для вхождения такового. Для национальных и даже иностранных инвесторов доступно приобретение акций компаний следующего уровня, тех самых, которые, собственно говоря, и являются «лицом», «открытым» сегментом подобных холдингов.

 

Именно они занимаются производством, маркетингом, продажей конечного продукта, как раз о них идет речь в мировых экономических рейтингах и обзорах. Также эти компании могут создавать и еще более мелкие дочерние фирмы, в которые иностранные компании имеют возможность свободно входить в качестве соучредителей и компаньонов, как правило, расплатившись за это не только финансовыми вливаниями, но и передачей, как минимум, части собственных технологий.

Вот только попытка такого инвестора хоть как-то повлиять на глобальные моменты тактики и стратегии холдинга в целом заведомо будет обречена на полную неудачу. Любые значимые вопросы экономической политики в Поднебесной имеет право определять только государство, и, следовательно, ни о каком равноправном, а тем более приоритетном партнерстве с китайскими товарищами речь для иностранцев не может идти по определению – будь они представителями хоть самой именитой и богатой транснациональной корпорации.

 

Не менее важным звеном в абсолютном большинстве описываемых нами бизнес-структур, составляющих основу экономики КНР, является, как правило, не слишком большая финансовая «контора», через которую идет взаимодействие холдинга с банками и страховыми компаниями, государственными, естественно. Китайская банковская система – это вообще отдельная тема.

В рейтинг Forbes за 2018 год, перечислявший 2000 крупнейших мировых компаний, попали все четыре главные государственные банка Поднебесной – Банк Китая, Китайский аграрный банк, Китайский строительный банк и, конечно же, ІСВС, величина капитализации которого уже перешагнула за 300 миллиардов долларов. Эти гиганты, буквально накачивающие с подачи Народного банка Китая экономику страны дешевыми кредитными ресурсами, являются тем двигателем, который позволяет ей набирать такие головокружительные «обороты».

 

А отчего бы не кредитовать, если только средств населения в финансовой системе Поднебесной содержалось в прошлом году на сумму в 26 триллионов долларов! Обусловлено это, между прочим, еще и тем, что транснациональным банковским структурам ход к кошелькам рядовых китайских товарищей перекрыт надежно – естественно, государством и на законодательном уровне. Самовольный (вне проводимой Пекином политики экономической экспансии) вывоз капиталов из страны тоже, мягко говоря, не приветствуется.

Что могут противопоставить столь организованной и консолидированной мощи корпорации Запада? Разве что проводимую сегодня Вашингтоном и его союзниками политику явно недобросовестной конкуренции, основными инструментами которой являются санкции и прочие ограничения, вводящиеся, зачастую, под явно надуманными предлогами. Китай отвечает на это очередной продуманной и сбалансированной системой контрмер, вроде снижения налогов для отечественных предприятий и фирм, новых государственных капиталовложений в их развитие, ведущих в свою очередь, к увеличению количества рабочих мест и повышению покупательной способности населения.

 

А на очереди – крайне амбициозная программа «Сделано в Китае-2025» в рамках которой Поднебесная вполне обоснованно рассчитывает на получение абсолютного лидерства в таких сферах мировой экономики, как авиакосмическая отрасль, робототехника, интернет-технологии, равно как и в ряде прочих ее секторов, являющихся сегодня приоритетными.

По некоторым данным, именно требование американской стороны о прекращении государственного субсидирования китайских корпораций в рамках этой программы (фактически, о сворачивании ее, как таковой) и привело к крайне резкой реакции Пекина, а впоследствии к тому самому «переписыванию итогового соглашения», в котором его сегодня обвиняет Дональд Трамп.

 

Китай не собирается ни перед кем становиться на колени и по хотению Вашингтона ломать экономическую модель, за 40 лет приведшую его к процветанию. Это, в частности, подчеркнул министр иностранных дел страны Ван И в ходе телефонного разговора с Государственным секретарем США Майком Помпео, прямо заявив: «Дальнейшие переговоры возможны только на условиях равноправия и взаимного уважения!»

Чем ответят Соединенные Штаты? Скорее всего, очередными ограничениями, вроде тех откровенно дискриминационных мер, которые сегодня принимаются в отношении китайской Huawei. И чем же это грозит компании? По словам ее основателя Шэнь Чжэньфэя – возможным снижением годовой прибыли … на 6%! Да, в масштабах такого гиганта это куда как немалая цифра – но далеко не крах. В то же время США несут от развязанной ими же «торговой войны» все более ощутимые потери – так, в рамках программы компенсации убытков, вызванных повышением Китаем таможенных пошлин на сельскохозяйственную продукцию из США, американским фермерам уже выплачено из госбюджета более 8 с половиной миллиардов долларов.

 

Всего же в ее рамках планируется раздача производителям сельхозпродукции более 12 миллиардов. И это, заметьте – программа, на реализацию которой Вашингтон был вынужден пойти в 2018 году, то есть еще до основного обострения противостояния и введения Пекином новых, дополнительных тарифных ограничений.

Очень похоже на то, что на сей раз Соединенные Штаты, пусть и остающиеся сегодня номинально государством с рамой мощной экономикой в мире, выбрали себе противника совершенно не по зубам.

Автор: Александр Неукропный