Победа и бесы

Термин «победобесие» вошел в употребление российской ультралиберальной прозападной медийной общественности довольно недавно. Придуман он для того, чтобы показать, якобы, неуместность, излишнюю пафосность и ангажированность масштабного празднования Дня Победы. Возник этот термин практически одновременно с появлением акции «Бессмертный полк».

Победа и бесы

Многомиллионное шествие с портретами своих предков, победителей в Великой Отечественной войне, своими масштабами, широкой поддержкой в российском и постсоветском обществе, не только поразило, но и напугало до дрожи заказчиков гнусной информационной кампании, которая разворачивается, так же, как и «Бессмертный полк» уже традиционно, в преддверии праздника Победы.

 

Десятки известных медийных личностей, журналистов, так называемых, «лидеров общественного мнения», сонмы бойцов западных центров информационных психологических операций извращаются в формах и выражениях, чтобы очернить, измазать грязью, обесценить как сам праздник Победы, так и его поистине всенародное празднование.

С этой целью выпячиваются не всегда умные, а иногда и совершенно гротескные формы, которые принимает празднование и использование его символов, подчеркивается официозный и, якобы, искусственный характер торжеств.

Термин «победобесие» это само по себе оружие информационной войны. Придуман он и введен в широкий оборот для того, чтобы выставить людей, празднующих Победу советского народа в Великой Отечественной войне, сумасшедшими, бесноватыми. И так он понравился своре информационных шавок, лающих на колонны «Бессмертного полка», что сразу стал широкоупотребимым.

Его поддерживают и повторяют, накачивают смыслами. Им презрительно плюются через губу, штампуют новости в Интернете о праздновании Дня Победы, с этим термином, как со знаменем, бросаются обгаживать обсуждение этих новостей сотни наемных и добровольных бойцов информационного фронта.

Неистовость этого облаивания, и, более всего, поднятое его участниками знамя «победобесия», сами по себе стали маркером в информационной войне, чётко разделяющим её стороны.

Киевский публицист Евгения Бильченко обозначила само явление яростного очернения празднования Дня Победы и всего, что с этим днем связано, таким же точным и ёмким словом «отпобедыбесие».

День Победы и «Бессмертный полк» действительно бесят.

Кого?

Да проигравшую в той войне сторону. И, более всего, добровольно перешедших на ту сторону предателей.

Обозначенной целью гитлеровцев во Второй Мировой войне было уничтожение и порабощение остатков славянских народов. Это относилось в равной степени и к русским, и к украинцам, и к белорусам, и к полякам, и к балканским славянам.

Цели эти для определенных сил, по-прежнему, остаются актуальными.

На достижение их брошены колоссальные ресурсы.

Не достигнув успеха военными средствами, желающие уничтожить русский, украинский и белорусский народы перенесли свои усилия в область пропаганды и на этом фронте добились куда больших и заметных успехов.

При помощи завербованных предателей и развернутой ими пропаганды ненависти к собственной стране Советский Союз был уничтожен своим же населением.

За время «независимости» бывших союзных республик была уничтожена почти на корню память о былом единстве их населения. Части русского народа были не только разделены искусственными границами, но и стравлены между собой уже в настоящей войне.

Оголтелая русофобия прочно укоренилась, как основа национальной политики, не только в странах Западной и Восточной Европы, но на всем почти постсоветском пространстве, взята на вооружение правящими элитами, в качестве фундамента сохранения власти над подчиненными феодами.

Идея о том, что «русским быть стыдно» не без успеха навязывалась либеральными элитами и в самой России, пошатнув сознание целого поколения, чье взросление пришлось на первое десятилетие после распада СССР.

И, вдруг, «Бессмертный полк» и многомиллионные шествия потомков победителей. Не только в России, но и во всех почти постсоветских республиках, в десятках западных стран. Даже на оккупированной нацистами территории Украины. Везде, где только есть русские или бывшие советские. Объединенные единой памятью, единой Славой, едиными чувствами, десятки миллионов людей создали беспрецедентное, не имеющее аналогов в современной или прошлой истории Человечества явление.

И это вызвало дикий страх у современных «победителей» советского и русского народа. И оголтелое бешенство их наёмников и предателей.

Ведь «Бессмертный полк» был задуман… именно ими. Это вражеская идея. Вброшена она была в информационное пространство и основана как публичная акция западными агентами влияния в России.

С целью замены Дня Победы «днем памяти и скорби».

Подмены триумфальной памяти на травматическую.

Более всего авторов этой информационной операции бесит лозунг «можем повторить», потому что задумывалась она с целью продвижения и внедрения в массовое сознание идеи «никогда больше». Напоминание о чудовищных потерях советского народа в Великой Отечественной войне было задумано, чтобы навязать мысль о недопустимости таких потерь в настоящем и будущем, сломить дух оставшегося непокоренным русского народа к сопротивлению.

Перед новой попыткой его завоевания и уничтожения.

И нельзя сказать, что проделано это было совсем без успеха. Именно этими идеями питаются и вдохновляются те, кто из России спрашивают «зачем наши мальчики должны умирать на Украине», те, кто твердят жителям оккупированной нацистами Украины о том, что от оккупации коллективным Западом они должны освободиться «сами, сами».

Авторы и спонсоры этих идей те же самые, кто придумал «Бессмертный полк».

Как акцию скорби, а отнюдь не напоминания о триумфе.

И вполне можно понять бешенство авторов этой идеи, от того, что она была обращена против них же и против их замыслов. Потомки вырвали из рук предателей портреты своих дедов-победителей и вместо того, чтобы напоказ скорбить об их безвременной кончине, стали гордиться их беспримерным подвигом ради спасения своего народа.

Вместо того, чтобы ужаснуться до паралича от напоминания об ужасах прошлой войны, внуки победителей стали одевать своих детей в форму прадедов. Таким образом посвящая их в защитники Родины. И готовя их к новой войне ради сохранения страны и народа.

Только взгляните, какое бешенство вызвала новая традиция одевания маленьких детей в дедовскую военную форму у западных наемников и агентов либерального фашизма.

Потому что смысл этого действа, пусть не им самим, но их хозяевам и нанимателям, досконально понятен. Ведь ведущим против русского народа информационную войну, предваряющую всего лишь войну настоящую, прекрасно известны понятия из области психологии «сакральные смыслы», «заложенные в детстве архетипы». У них вообще с владением психологией полный порядок в тех самых «мозговых центрах», где и разрабатывается оружие информационной войны, её идеи, смыслы и постулаты.

Традиция одевания детей в военную форму, в том числе и историческую, существует во многих западных странах. Однако нигде она не принимает такого всенародного характера. И нигде она не вызывает такого остервенелого оплевывания и облаивания, как в России.

Потому что именно в Российской Федерации, на фронтире исторической России в Донбассе, на оккупированной Западом территории Украины, эта традиция вернула себе сакральную суть. Посвящение в воины.

В младенческом возрасте сажали на коней и вручали боевое оружие будущим воинам на Руси. Традиция воинской инициации в раннем возрасте сохранилась до настоящего времени у казаков.

Обряжение детей в форму прадедов-победителей является буквальным повторением этого сакрального действия и несет тот же смысл. И само слово «обряжение» меняет при этом смысл с «ряженных», на смысл «обряд».

Ведь, если подумать, кому какое дело, во что мы одеваем своих детей?

До прадедовских и отцовских наград на их обрядовых одеяниях?

Да, вот, с детства готовим к страшной и жертвенной, на самом деле, участи воинов, защитников Родины.

Какое дело до этого чужим?

Если только они не собираются на эту Родину нападать.

Наряжай мы мальчиков девочками и наоборот, это не только не вызвало бы раздражения у сторонних наблюдателей, но поощрялось бы и выдавалось за признак настоящего включения русского народа, наконец, в западную цивилизацию.

Согласись мы вместо символа Победы, георгиевских лент, надеть на себя скорбные маки, символизирующие политые кровью поля – всё, бери нас голыми руками. Как и взяли во Второй Мировой войне такую великую и воинственную до того нацию, как французы.

И по количеству, и по вооружению французская армия ничуть не уступала немецкой, а вместе с британским экспедиционным корпусом и ресурсами Великобритании, по мощи скорее превосходила агрессоров. Но не по духу. Дух завоевателей германцев оказался сильнее духа травмированных памятью прошлой войны галлов. Потери Первой Мировой войны воспринимались французским обществом как бесполезные и бессмысленные.

Сохранение архитектуры Парижа и спокойствия его обывателей оказалось важнее в массовом сознании национальной свободы. Да и не угрожало французам, как русским в той войне, национальное уничтожение.

Что, впрочем, не мешает воевавшим на стороне Третьего рейха французам, наряду с победителями во Второй Мировой войне, бурно праздновать день высадки в Европе англо-американских войск. И теперь именно французы взяли на себя право решать, приглашать ли на эти торжества потомков победителей рейха из Советского Союза.

Конечно же, напоминание об их национальном позоре, о том, кто и какой ценой сломал хребет немецкому нацизму, бесит. Как, впрочем, и всех остальных вольных или невольных союзников гитлеровцев в Европе. Как и освобожденные народы Восточной Европы бесит напоминание о цене их свободы, несовместимое с государственной политики русофобии.

Страшно бесит празднование Дня Победы и «Бессмертный полк», как чествование триумфа, тех, кто хотел навязать такую же травматическую память о войне русскому народу. Прикоснувшись к сакральной, освященной великим жертвоприношением народа, теме цены его существования и свободы, они против своей воли получили совершенно противоположный эффект.

«Бессмертный полк» стал именно полком. Этот строй объединил и мобилизовал потомков победителей, всех представителей разделенного и растоптанного, казалось бы, народа по всему миру. Стал объединяющей идеей, вокруг которой и стал формироваться сам, до того безыдейный и разрозненный народ.

Более всего это проявилось в прошедшем праздновании Дня Победы и шествии «Бессмертного полка» на оккупированной нацистами Украине.

Мало кого бесит память о Победе в Великой Отечественной войне так, как украинскую нациствующую мразь. И не потому даже, что значительная часть жителей Западной Украины является потомками тех, кто в той войне потерпел поражение – СС-овцев из дивизии «Галичина», вояк из батальонов «Бранденбург», оуновцев бандеровцев и мельниковцев, полицаев и гитлеровских карателей.

Больше всего бесит празднование Дня Победы на Украине таких же потомков советских солдат, как и те, что идут в «Бессмертном полку». Только добровольно ставших на сторону современных западных оккупантов. Наплевавших на могилы и награды собственных дедов и записавшихся в ряды современных украинских нацистов.

Потому что нет ненависти страшнее, чем ненависть предателей.

В прошлой войне не было палачей и карателей более жестоких, чем перешедшие на службу гитлеровцам советские граждане. Именно такие, предатели на службе у гестапо, изуверствовали над детьми из краснодонской «Молодой гвардии». Именно такие сожгли Хатынь и сотни белорусских и украинских деревень вместе с жителями. Им доверяли оккупанты самую грязную работу по физическому уничтожению мирных советских граждан, евреев и цыган, борьбу с партизанами, охрану концлагерей.

Их зверство по отношение к преданным и не предавшим было неистово.

Точно также и у абсолютного большинства современных нацистов в семейных альбомах хранятся фотографии советских воинов победителей. На одного потомка гитлеровских прислужников на Украине приходится как минимум десять потомков советских солдат.

И каждому из них пришлось выбирать свою сторону в развязанной Западом против Украины и России, против всех частей русского народа войне.

И они выбрали. И тех, кого предали, искренне, от всей души ненавидят.

Не составит труда найти в Интернете фотографию лидера одесских нацистов Стерненко, подростком в советской форме с красной звездой. Николаевскому предводителю нацистов Губскому его отец и идейный наставник собственноручно повязывал пионерский галстук у памятника советским воинам уже в 90-х годах. Мало кто из современных нациствующих политиков Украины до нацистского переворота не фотографировался в День Победы в окружении ветеранов с запрещенной ныне на Украине георгиевской лентой.

И Ляшко, и Гордиенко, да почти все представители украинского политического класса, очень чуткие к актуальной политической конъюнктуре. Точно также потомками не бандеровцев, а советских ветеранов оказались молодчики из нацистской организации С-14, которые пытались препятствовать шествию с портретами Героев ВОВ в Киеве. Идущим в строю с портретами своих героических предков киевлянам они охотно рассказывали, что деды, победившие Гитлера, ошибались и выбрали не ту сторону.

Желание предателей своих дедов осквернить, опоганить, обесценить преданные ими символы и смыслы неподдельно, неистово, ибо они обличают их предательство. И напоминают о судьбе таких же предателей до них. О неизбежной участи.

Масштабы празднования Дня Победы на Украине в этом году и предателей, и идейную нациствующую сволочь испугали.

В Киеве 8 мая на пародирующее «Бессмертный полк» шествие с портретами погибших в АТО карателей собралось пятьсот человек. На следующий день, на акцию «Никто не забыт, ничто не забыто», являющуюся по сути «Бессмертным полком», но без запрещенной украинскими нацистами символики, собралось больше трех тысяч, только по заведомо заниженным оценкам МВД.

Кроме ублюдков из С-14, вокруг шествия суетились так называемые «журналисты» из украинских средств нацистской пропаганды. Они терроризировали шествующих вопросами, зачем-де они участвуют в «российской» акции, вымогали всяческими способами признания вины России в войне, развязанной украинскими нацистами. Террор с одними и теми же идиотскими вопросами людям, согласившимся на них отвечать, довел до нецензурных выражений даже полицейских, охранявших акцию.

На соседней улице в то же время проходила организованная нацистами акция-пародия «Бессмертный гурт», участники которой несли портреты даже не своих дедов-бандеровцев. Потому что у большинства из них деды не были бандеровцами и гитлеровцами. С глумливыми выкриками, наряду с неизменным СУГС, они тащили портреты героев современных сериалов, и даже порнозвезд.

Усилия, брошенные жидобандеровскими креативщиками на обесценивание акции «Бессмертного полка», оказались напрасными.

Современные украинские бандеровцы увидели, что они, по-прежнему, составляют ничтожное и презираемой большинством населения Украины меньшинство.

Двуногие лаявшие на участников киевской акции «Бессмертного полка»и на страницах СМИ, и с тротуаров, прекрасно поняли, почему на самом деле украинцы вышли в этот день в едином строю с россиянами и жителями Донбасса, с которым Украина воюет.

Потому что, к ужасу украинских нацистов и к ним примазавшихся, эти люди ощущают себя единым с россиянами народом.

И разорвать эту связь, освященную кровью прадедов, не удалось. Несмотря на гигантские ресурсы, потраченные на пропаганду вражды и разжигание ненависти между частями одного народа.

В настоящее время, в связи с политической реорганизацией, и явным поражением носителей нацистских идей на выборах, силы необандеровцев на Украине обескуражены, неуправляемы, не получают ясных команд и финансирования.

Именно поэтому их возня вокруг многотысячных шествий в городах Новороссии выглядела откровенно жалко. Нормальные люди, живущие на Украине, объединившись вокруг Победы, увидели, что их больше. И намного больше.

Всего по данным МВД, в праздновании Дня Победы на Украине приняли участие, семьсот тысяч человек. По данным СБУ, по меньшей мере, два миллиона.

Кроме шествия «Бессмертного полка» рядом с ним, по сложившейся уже традиции, для защиты участников от нациствующих молодчиков, шли родственники тех, кто нес портреты своих предков в колоннах. В статистике гестапо они не учитываются. Как не вошли в неё и люди, бесконечным потоком тянувшиеся к памятникам Героев ВОВ на протяжении всего дня.

Выводы из происходящего украинская нациствующая мразь сделала вполне определенные. «Это празднуют победу над нами, фашистами и нацистами», – именно так комментировали в социальных сетях многотысячные шествия под портретами победителей в прошлой войне нацисты настоящие, не скрывающиеся, убежденные, проливающие и в настоящий момент кровь жителей Донбасса.

До победы над украинским нацизмом и жидобандеровским режимом, терроризирующим население не одного Донбасса, но и всей Новороссии и Малороссии, еще далеко.

Однако будущую армию, которая будет топтать нацистские символы и карать носителей человеконенавистснических идей и сами нацисты, и их западные покровители, разглядели.

Это их и бесит. Завладевшие ими бесы подвигнут их еще на страшные преступления, подогреваемые неизбывным страхом. Однако былой уверенности бандеровцев в победе на Украине как не бывало. И страха перед ними у населения становится все меньше, а осмеливающихся открыто бросать вызов все больше. Причем, не только среди простых граждан, но и среди проституирующих политиков, почувствовавших смену политического тренда и явное идейное выгорание нациствующего режима.

В этой борьбе с нацизмом и новой агрессией Запада против нашего народа не зря уделяется столько внимания с обеих сторон символам. Прежде всего, это борьба священного с низменным, светлого с темным, величия и ничтожности, что проявляется в символах и вложенных в них смыслах.

Продавшиеся за карьерные перспективы, призрачное социальное благополучие, мещанское бытовое спокойствие, за надежду «пановать» над собственным народом, никогда не поймут и не примирятся с теми, для кого какие-то смыслы и идеи, даже идея сохранения собственного народа, могут быть ценнее жизни.

И при всяком видимом проявлении этих смыслов и идей будут поливать их грязью и руганью, присущими настоящему подселению бесов.

Однако даже само чудо превращения вражеского орудия и враждебной идеи «Бессмертного полка» в средство самозащиты, объединения и мобилизации народа, в его идейное оружие не могло произойти иначе, как по воле Божьей.

Война это надежный способ приобщения к сакральным смыслам, к тому, что важнее собственной земной жизни, с которой вот прямо сейчас можно расстаться.

Даже на той территории исторической России, где эта война происходит пока в неявной форме, в виде борьбы идей и смыслов, на той земле, что находится под властью оккупантов, многое решается в деле будущей победы.

Чтобы победить в этой войне, как и в прошлой, нам без помощи Божьей, без больших и маленьких чудес явления Его, не обойтись.

Весь интернет облетели кадры с празднования Дня Победы у памятника Героям-Ольшанцам в Николаеве. Во время исполнения песни «Журавли» на слова Расула Гамзатова, под слова о солдатах, превратившихся в журавлей, над площадью один за другим появились два журавлиных клина. На глазах изумленных людей птицы спустились немного ниже и стали кружить над площадью. Присутствующие не сдерживали слез. Под конец концерта, под песню «День Победы» грозовые облака над городом расступились и выглянуло солнце.

Самое главное – твердо знать и помнить, что те, чьи портреты мы несем и чьи имена поминаем в День Победы, кто отдал свою душу «за други своя», за наше существование и будущее наших детей, за нашу страну, за наш народ, они там, у Бога живы.

И портреты мы их поднимаем в этот день не только и не столько для того, чтобы другим показать, а, прежде всего, для того, чтобы самим посмотреть в глаза дедов и прадедов.

И спросить себя от их имени: «не стыдно ли?». И самим себе ответить. Чтобы под строгим родительским взглядом их, как дети малые, опомниться, вспомнить, кто мы и зачем на этой земле.

Это еще один смысл этого действа, который не смогли просчитать те, кто хотел нас приучить «никогда больше» не побеждать.

Не стоило бесам трогать наш народ за святое.

 

Юрий Барбашов для «Казачьего вестника»