Как Австрия и Германия лоббируют российский газ в Европе / Борис Марцинкевич

Как Австрия и Германия лоббируют российский газ в Европе / Борис Марцинкевич

Хотелки восточноевропейских лимитрофов во внимание не принимаются

Мы уже вспомнили, хоть и бегло, как складывалась судьба «Турецкого потока». Если совсем коротко – Австрия хотела любыми способами, за счет любых ресурсных источников, увеличить объемы поставок природного газа в крупнейший европейский хаб «Баумгартен», расположенный на ее территории с южного направления и, судя по всему, она этого сумела добиться. С трех попыток, от проекта Nabucco через проект «Южного потока» к «Турецкому потоку».

Конечно, теперь Болгария, Венгрия и Словакия участвуют в проекте как бы совершенно самостоятельно – пока это выглядит именно так. Но в марте 2019 года, когда будет завершена процедура open season, то есть получено одобрение Еврокомиссии, настанет время второй части марлезонского балета – поиска источников финансирования. Предлагаю заранее не удивляться, если «руку помощи собратьям по Евросоюзу» протянет именно Австрия и ее газовая компания OMV.

Откуда у меня такая уверенность? Да просто потому, что я хорошо помню часть биографии нынешнего руководителя OMV Райнера Зеле. На этот пост он пришел летом 2015 года, поскольку именно тогда – конечно, совершенно случайно – закончился его контракт на посту президента немецкой компании Wintershall, крупнейшей нефтегазовой компании Германии и, по совместительству, крупнейшего европейского партнера «Газпрома».

Когда несколько опешившие от происходящего журналисты спросили Зеле, какова его главная цель на новом посту, диалог получился крайне занимательным и очень коротким. Зеле заявил, что намерен сделать OMV … крупнейшим европейским партнером «Газпрома». «Господин Зеле, но именно вы сделали крупнейшим партнером «Газпрома» Wintershall?» «Я не работаю в Wintershall».

Кстати, в правление Wintershall Зеле был кооптирован в 2009 году, вместе с ним в состав правления вошел еще один серьезный сотрудник – Мартин Бахман. Ему тоже повезло, и тоже случайно – как раз в это время у него закончился контракт с компанией Royal Dutch Shell, в которой он работал вице-президентом в отделе «Газ и электроэнергия» и персонально отвечал за развитие проектов в регионе Каспийского моря, Юго-Восточной Европы и в России.

К чему я вспоминаю историю давно минувших дней? Да исключительно для того, чтобы напомнить, что OMV, Wintershall, Royal Dutch Shall – это компании, которые в апреле 2017 года – опять же, совершенно случайно – подписали с «Газпромом» договор о том, что они будут финансировать проект «Северный поток-2».

Мораль у всех этих «случайностей» проста и незатейлива. В Европе появляются новые политики и партии, они создают новые коалиции и правительства, жители Европы выбирают Европарламент, это очень занимательно и мы привыкли следить именно за этим. Но при этом газопроводы Европы должны работать, ПХГ – заполняться газом, потребители – получать этот энергетический ресурс в нужное время, в нужных объемах и по разумным ценам.

И вот в этом мире – ни парламентов, ни правительств, ни партий с политиками, там куда как более серьезные люди, работающие в совсем других временных диапазонах. От момента возникновения проекта Nabucco, по которому газ должен был прийти в «Баумгартен», до того момента, когда газ придет туда по второй нитке «Турецкого потока» пройдет, при нормальном ходе событий, 13-14 лет. Райнхард Мечек, которому не удалось «протолкнуть Nabucco, в 2022 году будет все так же работать вице-президентом OMV по транспортировке газа.

Газовое кольцо Европы в «Баумгартене» будет замыкаться с двух сторон – один трубопровод придет из Словакии с юга, второй – из Чехии с Севера. Но если с южным направлением пока никаких официальных решений никто не озвучивал, на севере все куда как более определенно. Перечислить действующие лица будет не сложно.

Марцинкевич Борис