Битва Минфина с ФРС начинает угрожать американскому рынку

Весной текущего года, в целях экстренных мер против экономических последствий эпидемии коронавируса, Конгресс утвердил федеральную программу льготного кредитования бизнеса на 2,3 трлн долларов. В том числе 600 млрд – для среднего, 850 млрд – для крупного, и 500 млрд – на выкуп муниципальных облигаций. Ее техническим оператором должна была выступать ФРС.

Как оказалось, до конца срока мероприятия – 31 декабря – осталось всего-ничего времени, а 455 млрд до сих пор не израсходованы. Вот глава американских бюджетных финансов и распорядился передать их на казенный счет, чтобы Конгресс распределил их на более насущные сиюминутные надобности.

И тут началось. С яростной критикой и тяжелыми обвинениями на Мнучина обрушилась вся тяжелая артиллерия. В Федрезерве тут же бросились к журналистам, жалуясь на политически мотивированный подрыв экономической платформы следующей администрации, которая придет после Трампа. Национальная экономика требует поддержки, а «эти» у нуждающихся деньги почти что крадут. В аналогичном ключе высказался и вице-президент Торговой палаты США Нил Брэдли.

На первый взгляд, дело выглядит мелким бытовым конфликтом из-за денег. Достаточно смешных на фоне общего масштаба всех бюджетных расходов США. Но за кулисами истории кроется настоящая шекспировская интрига.

Прорыв подковерной грызни «властных ветвей» на публичный уровень начинает дезориентировать экономическое пространство страны.

Самый слабый сегодня нефтяной рынок, глядя на происходящее, пришел к выводу о мрачности перспектив господдержки и отреагировал ростом темпов банкротств и сокращения персонала. Что тут же вылилось в рост числа первичных заявок на пособие по безработице.

Внезапно начал останавливаться и вторичный рынок жилья, обозначивший рост с конца лета и официально считавшийся драйвером, способным вытащить американскую экономику из коронавирусного кризиса. Чему сильно способствовали дешевые льготные кредиты.

Но их успеху препятствовала политика Минфина, сумевшая за полгода, под разными предлогами, выцарапать из кризисных программ 580 млрд, которые сенаторы с радостью «перераспределили на другие цели». Тогда считалось, что «подобное боле не случится, помощь дойдет до всех нуждающихся», однако Мнучин эти ожидания опроверг.

В общем, складывается впечатление, что механизм американского государства начинает утрачивать целостность. Дело даже не в том, что ФРС всегда считался оппонентом Трампа, а Минфин – являлся республиканским, хотя сейчас его глава действует так, словно все обстоит точно наоборот.

Институт государства все больше начинает напоминать позднеперестроечный советский период, когда одна рука не знала, что делает другая, но все дружно пытались дорваться до контроля над расходованием пересыхающей бюджетной денежной реки.

Чем все закончится – время покажет. Однако уже сейчас можно констатировать с уверенностью – в любом варианте эффективность американского госаппарата снижается все сильнее.