«Авантюра американцев». Кто раскачивает Остров свободы

Пять лет назад умер Фидель Кастро. Гавана продолжает социалистический курс команданте, но многие кубинцы недовольны: требуют покончить с дефицитом продуктов, обуздать инфляцию и ввезти в страну достаточное количество вакцины от коронавируса. Власти винят во всем американцев.

«Долой коммунизм»

На острове в разгаре туристический сезон, границы открыты. Но в Гаване усилили меры безопасности, потому что высока вероятность антиправительственных протестов.

Звучат призывы выходить на улицы, чтобы «избавить Остров свободы от диктатуры». Но людей волнует не политика, а насущные проблемы: нет ни денег, ни работы. Летом уже были уличные акции — такой массовости на Кубе на видели лет тридцать.

Действуя на опережение, президент Мигель Диас-Канель обратился к сторонникам с тем, чтобы те тоже вышли на улицы. Сам он видит в происходящем «инспирированную авантюру США».

Помимо лозунгов «Долой диктатуру и коммунизм!», в толпе иногда раздается и «Viva Фидель». О том, что нынешняя система государственного устройства — детище команданте, вспоминают единицы. Важнее другое: при Кастро люди гордились Кубой.

«Я не боюсь тюрьмы»

Фидель умер на 91-м году жизни. И хотя от дел он отошел еще в 2008-м, ни одно политическое решение не принималось без его участия. В последний путь его провожали миллионы.

«Я — Фидель!», «Да здравствует Фидель!» — выкрикивали кубинцы, следуя за кортежем с прахом команданте.

Среди скорбящих были и те, кто надеялся на перемены. Социалистическая Куба, которую построил Кастро, устраивала не всех. Люди надеялись, что после эпохи команданте власти возьмут курс на демократию и реформы.

Однако Фидель и сменивший его брат Рауль сделали все для сохранения своего наследия. Подготовленный ими преемник — президент Диас-Канель — пока выполняет инструкции отцов-основателей, хотя это непросто. Если команданте мог убедить кубинцев, что они живут в справедливом обществе, то нынешней власти это не удается.

При этом мало кто помнит, что отец Фиделя был крупным землевладельцем и сторонником капитализма. Левые антиимпериалистические идеи поглотили будущего революционера во время учебы в Гаванском университете.

Когда в 1952-м власть захватил генерал Фульхенсио Батиста, молодой юрист возглавил протесты. Революция провалилась, Кастро арестовали. На суде он заявил: «Тюрьма будет для меня тяжелым испытанием. Но я не боюсь! История меня оправдает!»

Фиделя приговорили к долгому сроку, однако через два года амнистировали. Он эмигрировал в Мексику и занялся подготовкой переворота. Вторая попытка оказалась удачной: в январе 1959-го генерал признал поражение. Страну возглавил Фидель.

В шаге от ядерной войны

Куба всегда была в центре внимания Вашингтона. От Острова свободы до Флориды всего сорок километров. В США устремились беженцы. Недовольные режимом даже пускались вплавь — за лучшей жизнью.

Батиста вполне устраивал Белый дом. Американский бизнес чувствовал себя в Гаване как дома. Кастро все изменил.

Как-то он рассказал, что в детстве отправил Франклину Рузвельту письмо, поздравив его с переизбранием на третий срок. И попросил прислать десять долларов: «Я никогда не видел такую банкноту, но очень хотел бы ее иметь. Ваш друг Фидель». Администрация Рузвельта поблагодарила мальчика, однако денег не дала.

Наладить добрососедские отношения с США у Фиделя не получилось. Весной 1961-го американцы попытались его свергнуть, но военное вторжение сорвалось. Вскоре команданте взял курс на социализм. Началось сближение с СССР.

Вашингтон ввел санкции, едва не обрушив экономику Кубы. Помогла Москва. И не только финансово. Весной 1962-го на острове разместили ракеты, способные нести ядерные боеголовки. Карибский кризис поставил мир на грань атомной войны. Катастрофы избежали лишь благодаря прямым советско-американским переговорам.

Фидель негодовал: Москва и Вашингтон даже не посоветовались с ним. Чтобы задобрить команданте, Хрущев пригласил его в Советский Союз.

Чапан и тюбетейка для Кастро

Фидель гостил больше месяца. Побывал в Большом театре, Мавзолее Ленина, на базе подводных лодок в Северодвинске. Но самой необычной и запоминающейся стала поездка в Узбекистан. Руководитель республики Шараф Рашидов повсюду сопровождал команданте, выполнял любое его пожелание.

В Ташкенте Кастро собрался в универмаг. Прилавки заранее завалили товарами, снизили цены. Чтобы достойно обслужить высокого гостя, за кассу посадили министра торговли Узбекистана. Тучный чиновник едва поместился в кресле. Пока команданте выбирал ремень для брюк, тот пытался понять, как вращать ручку кассы.

Потом Фидель засыпал его вопросами: «Как проходит рабочий день? В чем особенности советской торговли?» Ряженый чиновник не знал, что отвечать, и покрылся потом. Помогли сотрудники универмага.

Кастро интересовался, как узбеки выращивают хлопок. Рашидов повез его в Самарканд, Бухару, Фергану. Кубинский лидер внимательно слушал хлопкоробов, а потом сам забрался в трактор. На следующий день газета «Правда» вышла с заголовком «Фидель оседлал пустыню».

Команданте часто вспоминал это путешествие и хранил подаренные узбекские чапан и тюбетейку.

Социализм без команданте

Уход Кастро из большой политики изменил Кубу. Его брат Рауль, возглавив страну, затеял реформы. Отказался от распределительной системы продовольствия, разрешил частное предпринимательство. Это помогло справиться с дефицитом. Потекли инвестиции. Иностранному бизнесу предоставили налоговые льготы и гарантии.

Восстановились дипотношения с США, Барак Обама частично снял санкции. Однако Дональд Трамп снова обострил ситуацию. При Джо Байдене пока никаких подвижек.

Диас-Канель называет себя последователем братьев Кастро, продолжает реформы Рауля. Но перестраивать экономику в условиях закрытой политической системы непросто.

Трудности — не повод отказываться от социализма, считает президент. «Революция по-прежнему идет по выбранному пути. На Кубе нет места тем, кто стремится к восстановлению капитализма», — говорит он.

На парадах и праздниках глава государства часто цитирует Фиделя, который в 1956-м сказал: «Мы будем или свободными, или жертвами». Но простых людей это уже не вдохновляет.