Ядерное оружие России может быть развёрнуто под самым носом у США

Президент России Владимир Путин 18 ноября 2021 года принял участие в расширенном заседании коллегии Министерства иностранных дел. Следует обратить внимание на несколько цитат из его выступления, характеризующих военно-политическую обстановку вокруг нашей страны. Наиболее острой и чувствительной для России ситуацией был назван внутриукраинский кризис, который, к сожалению, «пока далёк от разрешения».

Владимир Путин отметил: «При этом нужно учитывать, что западные партнёры обостряют ситуацию поставками Киеву летального современного вооружения, проведением провокационных военных манёвров в Чёрном море, да и не только в Чёрном – и в других регионах, близких к нашим границам. Что касается Чёрного моря, то это вообще выходит за определённые рамки: на расстоянии 20 километров от нашей государственной границы летают стратегические бомбардировщики, а они, как известно, несут очень серьёзное оружие».

Президент России напомнил про несколько волн расширения НАТО на восток: «И вот теперь посмотрим, где находится военная инфраструктура блока НАТО – прямо недалеко от наших границ, а в Румынии и Польше развёрнуты уже системы противоракетной обороны, которые легко могут быть использованы в результате того, что там стоят пусковые установки Mk-41, ударные комплексы. Это вопрос только нескольких минут, чтобы поменять программное обеспечение».

Сделаем небольшое уточнение: речь идёт о крылатых ракетах Tomahawk, которые, как и противоракеты SM-3, могут стартовать из пусковых установок Mk-41, а дальность их полёта при таком варианте запуска оценивается в 2500 км.

В своём выступлении на коллегии МИД РФ Владимир Путин также оценил адекватность и способность прислушаться к голосу разума наших так называемых партнёров, вероятных противников, говоря военным языком: «Партнёры наши очень своеобразные и так – как бы сказать помягче – поверхностно очень относятся ко всем нашим предостережениям и к разговорам о «красных линиях»… Но тем не менее наши предупреждения последнего времени всё-таки дают о себе знать и производят определённый эффект: известное напряжение там всё-таки возникло».

Исходя из оценки сложившейся военно-политической обстановки вокруг России глава нашего государства сформулировал две основные задачи. Первая из них касается стратегического сдерживания: «Нужно, чтобы это состояние [напряжения] у них [наших партнёров] сохранялось как можно дольше, чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь не нужный нам конфликт, а нам конфликты не нужны».

Вторая задача была сформулирована лично министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову: «Нужно обязательно уже ставить вопрос, Сергей Викторович, надо ставить вопрос о том, чтобы добиваться предоставления России серьёзных долгосрочных гарантий обеспечения нашей безопасности на этом направлении, потому что так существовать и постоянно думать о том, что там завтра может произойти, Россия не может».

Очевидно, что выполнение первой задачи является условием для выполнения второй, ибо США, как лидер коллективного Запада, никогда не сядут за стол переговоров и не примут «красные линии» России, если не будут ощущать острую угрозу своей национальной безопасности, если не будут находится в состоянии напряжения.

Кроме того, именно реальная расстановка сил обеспечивает выполнение заключённых договорённостей. Яркий недавний пример касается Основополагающего акта Россия – НАТО (Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора) от 27 мая 1997 года.

В четвёртом разделе данного документа говорится: «Государства-члены НАТО подтверждают, что не имеют намерений, планов или причин для развёртывания ядерного оружия на территории новых членов и не имеют необходимости изменять любой из аспектов построения ядерных сил НАТО или ядерную политику НАТО, а также не предвидят необходимости делать это в будущем.

Это включает тот факт, что НАТО приняла решение о том, что не имеет намерений, планов или причин создавать места хранения ядерного оружия на территориях этих стран ни путем строительства новых объектов хранения ядерного оружия, ни путем приспособления старых объектов хранения ядерного оружия. Под местами хранения ядерного оружия понимаются специально предназначенные для размещения ядерного оружия объекты, включающие все виды защищенных наземных и подземных сооружений (хранилищ и устройств), предназначенных для хранения ядерного оружия».

Однако наличие данного письменного договора не помешало генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу 19 ноября 2021 года заявить, что в случае отказа Германии держать на своей территории американское ядерное оружие, оно может быть размещено к востоку от Германии. Можно предположить, что речь идёт, в первую очередь о Польше, странах Прибалтики и Румынии.

Похоже, патрулирование 10 ноября парой дальних ракетоносцев-бомбардировщиков Ту-22М3 и 11 ноября 2021 года парой сверхзвуковых стратегических ракетоносцев-бомбардировщиков Ту-160 воздушного пространства у границ Белоруссии, судя по звонку Ангелы Меркель Владимиру Путину, несколько напрягло европейцев, но не настолько, чтобы сделать правильные выводы.

В российских экспертных кругах складывается устойчивое мнение, что исключительно симметричными мерами, т.е. мерами на Европейском континенте, даже развёртыванием в угрожаемые периоды российских оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер» на территории Белоруссии, ракеты которых способны нести ядерную боевую часть мощностью до 50 килотонн, первую задачу, которую сформулировал президент России, не решить.

Угрозу должны ощутить именно американцы, и она должна касаться континентальной части Соединённых Штатов Америки. Если вспомнить договорённости между США и СССР по разрешению Карибского кризиса 1962 года, то они касались отказа от взаимного развёртывания у территории потенциального противника только ядерных ракет наземного базирования. Однако Россия располагает и воздушными, и морскими носителями такого оружия.

Что касается воздушной компоненты ядерной триады России, то на Кубе есть 4-5 аэродромов с длиной взлётно-посадочной полосы четыре тысячи метров. Соответственно, они способны принять российские стратегические сверхзвуковые ракетоносцы-бомбардировщики Ту-160 и ракетоносцы Ту-95МС.

Хотя, возможно, для Кубы оптимальным было бы развёртывание дальних ракетоносцев-бомбардировщиков Ту-22М3, не относящихся к стратегической авиации, но способных нести ядерное оружие. Эта боевая машина может совершать длительный полёт на скорости 1,88 Маха, в то время как новейший американский истребитель F-35 имеет максимальную скорость полёта 1,6 Маха.

Боевой радиус действия дальнего сверхзвукового ракетоносца-бомбардировщика Ту-22М3 в зависимости от режима полёта с полезной нагрузкой 12 тонн находится в пределах 1500 – 2410 км. Штанга дозаправки в воздухе сделает боевой радиус действия самолёта ещё больше.

Этот бомбардировщик может нести ядерные бомбы свободного падения, а таже до трёх крылатых ракет Х-32, в том числе и в ядерном варианте оснащения. Дальность полёта ракеты Х-32 — до 1000 км, а максимальная скорость полёта — около 1,5 км/с (4,4 Маха), т.е. близка к гиперзвуковой скорости, которая начинается с 5 Махов.

Расстояние от побережья Кубы до побережья США в самом узком месте Флоридского пролива составляет 180 км. Расстояние от Гаваны до Вашингтона – 1827 км. Все эти выкладки, конечно же, примерные. Очевидно, что у российского Генерального штаба есть свой расчёт сил и средств на кубинский вариант развёртывания как воздушных, так и морских носителей ядерного оружия, ведь история вопроса идёт с 1962 года.

Есть вариант и с Венесуэлой. Ещё президент Венесуэлы Уго Чавес в 2009 году предлагал отдать остров Орчила (исп. La Orchila) в аренду для организации на нём базы российской стратегической авиации. Этот остров находится в Карибском море. На нём расположена военно-морская база ВМС Венесуэлы и аэродром с ВПП длиной 3200 метров.

Таким образом, планы по развёртыванию ядерного оружия России у континентальной части США могут стать ответом на аналогичные действия Вашингтона у наших границ. Российское воздушное и морское патрулирование Мексиканского залива и Карибского бассейна может стать суровой реальностью для американского истеблишмента. Потенциально, этот шаг обеспечит продуктивный переговорный процесс и позволит добиться «предоставления России серьёзных долгосрочных гарантий обеспечения нашей безопасности» от США и НАТО.